Бесконечное интервью известного писателя М. Е. Гибрид.



Вопрос: Михаил Евстафьевич, Ваша фамилия не очень-то соответствует имени и отчеству, нет ли в этом чего-нибудь преднамеренного?
Ответ: У нас часто за красивым фасадом прячется эдакое грязное нутро бытовых отношений, поэтому имя и отчество, выполняющее в данном случае роль фасада, я подобрал, как более благозвучное для произношения. А так, по паспорту, я Моисей Шмаевич.

Вопрос: Когда, по Вашему, нужно переходить к творчеству?
Ответ: Мне кажется, что это очень философский вопрос. В самом деле, как это можно догадаться, что знаний уже достаточно и можно начинать делать что-то глубоко новое, новаторское, так сказать. Вероятно, с первых шагов каждого из нас по твёрдой земле, уже допустимо применение собственных способов передвижения и, по мере накопления новых знаний, эти способы будут непрерывно совершенствоваться. Так что, я думаю, и процесс познания, и процесс творчества в любом, даже мало знакомом, деле должны присутствовать всегда. Другое дело, когда накопленный багаж знаний в иных областях становится чрезмерным, вот тогда это обстоятельство начинает существенно тормозить процесс творчества, ибо субъект с таким багажом всегда имеет уже готовые ответы на любые вопросы и перестаёт сомневаться во многих вещах. По этому поводу можно было бы привести известную цитату Эйнштейна, но не буду, думаю, что Вы и без меня её прекрасно знаете.

Вопрос: Как Вы думаете, для чего нам ум?
Ответ: Глубоко уверен, что ум дан человеку для того, чтобы им пользоваться!

Вопрос: А почему Ваши ответы на наши вопросы такие быстрые?
Ответ: В силу своего анатомического построения, я, как раз, не имею чрезмерно накопленного багажа знаний, a потому у меня нет крупных гирь на мозговых извилинах, что, несомненно, является существенным преимуществом в проблемных и быстро меняющихся ситуациях.

Вопрос: Почему же Вы продолжаете всех учить?
Ответ: Для того, чтобы учить, не обязательно самому уметь!

Вопрос: Как Вы можете коротко охарактеризовать доперестроечное время?
Ответ: Как писатель могу сказать, что при чтении вывески гастрономического отдела "КОЛБАСЫ" приходилось ставить ударение на последний слог, а в конце добавлять ещё и восклицательный знак!

Вопрос: Приходилось ли Вам страдать при коммунистах?
Ответ: Я бы не сказал. Главный лозунг, в отличие от них, у меня был: "Если что, больше ничего!".

Вопрос: Как Вы думаете, чего нам следует ждать от внеземных цивилизаций?
Ответ: Мне кажется, что, с точки зрения вселенского чистильщика, живая природа и наша цивилизация это плесень или даже гниль, поразившая планету. И они, вероятно не без оснований, полагают, что такая зараза может передаваться близлежащим небесным телам и другим объектам вселенной. Бацилла может разноситься с помощью космического ветра, а, тем более, эта возможность увеличивается при прямых контактах. В последнее время мы настойчиво стремимся выбраться за пределы нашего мира. Возможно, у внеземных цивилизаций появляется желание продизенфицировать нашу солнечную систему. Это не удивительно, ведь и мы сокрушаемся, когда замечаем, что фрукты начинают портиться, а хлеб - плесневеть.

Вопрос: В таком случае, что Вы думаете об экологии?
Ответ: Всё! И, представьте, всегда оказываюсь прав.

Вопрос: Сколько Вам лет, и что Вы можете сказать по этому поводу?
Ответ: Так как я не женщина, отвечу прямо: мне 55. И по этому поводу могу добавить следующее. С каждым годом я ждал, что буду становиться всё более и более мудрым. Однако, должен вполне ответственно заявить, что внутри по прежнему ощущаю себя пацаном, вынужденным, увы, делать вид, что он давно уже взрослый. Причём, хочу заметить, что в этом ощущении всегда присутствует какое-то странное философское противоречие, ибо всякий возраст воспринимается как новый костюм: примерить времени нет, а носить уже надо! Это особенно проявляется в дни юбилеев: чувствуешь себя всё ещё тем, а окружающие - уже этим.

Вопрос: Как Вы думаете, Вы остроумный человек?
Ответ: Думаю, да. Вчера моя супруга, входя в комнату, радостно сообщила, что она приготовила прекрасный прозрачный супчик. На что мне пришлось заметить, что главное, чтобы он оказался просрачный.

Вопрос: В таком случае, расскажите какой-нибудь свежий, по-возможности приличный, анекдот.
Ответ: Последний анекдот, который я услышал недавно. В одной семье жила слепая от рождения девочка. Ей казалось, что родители, пользуясь тем, что она не видит, всё время обделяют её за столом. И потому она всегда ходила голодная. Родители устали от этого и решили, наконец, накормить её до отвала. Приготовили целый тазик пельменей и поставили перед ней на стол. Она ела - ела, уже из последних сил запихивая последний пельмень, вдруг говорит: "Да-а, я представляю, сколько же пельменей вы положили себе!".

Вопрос: Судя по Вашей комплекции, вы, наверное, гурман?
Ответ: Вероятно, Вы правы. Ведь процесс принятия пищи, по кармическому учению, относится к недоступным удовольствиям для душ, которые в данный момент находятся наверху, то есть на небесах. Оказывается, этот процесс в немалой степени является стимулирующим фактором для их инкарнации. Вот я и стараюсь доставить максимум удовольствия своей душе, глядишь, и мне это где-нибудь зачтётся.

Вопрос: Случались ли с Вами анекдотические ситуации?
Ответ: Со мной, пожалуй, нет, а вот что мне рассказал однажды мой знакомый. Один мужик страдал, извините, задержкой стула. Вот сидит он как-то на унитазе и, пардон, тужится изо всех сил. Его супруга заметила, что в туалете долго горит свет и решила, что кто-то забыл его выключить. Подошла и повернула выключатель. Раздался дикий крик: "А-а...!". Она в испуге открыла дверь, а муж ошалело говорит: "Фу-ф, я думал, у меня глаза лопнули!". Естественно, от натуги чего не бывает.

Вопрос: Ваши рассуждения не совсем просты. Вероятно, Вы любите пофилософствовать?
Ответ: О, да! Часто бывая в больших городах и взирая вечером на то, что творится около основных станций метро, как огромные массы людей непрерывно втекают и вытекают из бездонных пропастей подземного мира, я всё больше и больше ассоциирую человечество со стоголовой гидрой, которой, сколько ни отрубай голов, так они тут же вырастают вновь. И, действительно, что бы ни происходило в мире: войны, землетрясения, катаклизмы, терроризм и прочие ужасы, не говоря уже о непрерывной естественной смерти людей, (хотя, разве правильно этот процесс называть естественным, конечно, нет!) так вот, не смотря на всё это, жизнь, во всех её проявлениях, настолько мощная штука, что продолжается и продолжается и, вероятно, так и будет продолжаться, неизвестно до каких пор. Мне кажется это непостижимым! Ведь, каждого из нас когда-нибудь не будет, а огромные массы других, новых людей так и будут втекать и вытекать из бездонных пропастей подземного мира пресловутого метро!

Вопрос: А как Вы относитесь к званиям?
Ответ: Нормально, здесь я иду в ногу со временем. Теперь, наконец-то, стали называть многие вещи своими именами. Звания и должности - званиями и должностями, а деньги и заработок - деньгами и заработком. Как Вы, конечно, помните, в предыдущие времена не принято было особенно заикаться о финансовой стороне вопроса. Но у моего друга был отец старорежимной закалки и, когда вставал вопрос о названии занимаемой им должности, он говорил начальнику: "Называй меня хоть говном, только деньги плати!" Хочу добавить, что, по данному вопросу, я, и раньше, и теперь полностью разделяю его точку зрения.

Вопрос: И все же, что Вас больше всего удивляло в то время?
Ответ: Не только меня, всех больше всего интересовал сакраментальный вопрос о том, где же находятся эти самые закрома, о которых непрерывно сообщалось во всех средствах массовой информации. Куда исчезало все то, что, по приводимым цифрам, должно было завалить нас всех с ног до головы? Должен признаться, что я сочинил в свое время стишок на эту тему, но обнародовать его, по понятным причинам, не мог. С Вашего позволения, сделаю это сейчас:

"Печальное размышление о статистических данных."

Готовит правду этот
Лукавый Госкомстат,
И не столь важен метод,
Коль нужен результат.

Вопрос: Ваш стишок, вероятно, справедлив и в наше время, например, при подсчете, так называемой корзины потребителя или прожиточного минимума, так что процесс, по-видимому, продолжается, но может быть мы что-то потеряли с перестройкой?
Ответ: Да, c перестройкой мы все потеряли значительность, как в собственных глазах, так и в восприятии окружающих. Раньше везде существовали какие-то структуры, которые непрерывно бдили изо всех щелей невидимым или вполне зримым оком. И почти каждый из нас ощущал значимость собственной персоны. Многое зависело от нашего поведения и высказываний, типа: "Хочу - пью, хочу - иду в передовики!" А теперь никому не итересны, ни мы сами, ни наши мысли и речи. Нет уважительности к персоне. Поневоле вспоминается Райкинское: "Товаровед! Обувной отдел! Как простой инженер!" Вот оно! Дожили.
Особенно скучно стало нам, литературным работникам, да и некоторым другим, преимущественно творческим профессиям. Ибо, во все времена обязательно нужно было знать, что, где и как говорить. Ведь, вполне можно было ляпнуть что-нибудь, не то, не так, не там, не тогда или не тому! Теперь, хоть, лопни, ори на каждом углу, даже матом - ноль эмоций. Ни один милиционер не подойдет. В почете остались только уголовно наказуемые поступки. Может поэтому их так много теперь? Народ лезет из кожи, чтобы его заметили и зауважали?

Вопрос: Ну, уж это Вы загнули!
Ответ: Да, пожалуй, но так, как бы логично получается.

Вопрос: К тому же, Вы, оказывается, брюзга.
Ответ: Объективно рассуждая, Вы не правы. Если я констатирую факт, это не значит, что я отражаю собственные эмоции. Напротив, я считал, считаю и буду считать, что мы с Вами больше приобрели, чем потеряли и давайте закончим обсуждать эту уже поднадоевшую всем тему.

Вопрос: Тогда обратимся к процессу распада Советского Союза. Как Вы его воспринимаете?
Ответ: На мой взгляд, это жалкое зрелище. Многие новые "странные страны" просто с ума посходили. Могу обозначить свое восприятие этой проблемы одним моим маленьким стишком, посвященным, в частности, Украине:

Меж Россией и Европой
Распласталась кверху жопой.
И теперь видна промежность,
Означая незалежность.

Вопрос: Да Вы еще и злой!
Ответ: Я не злой, я справедливый.

Вопрос: А что вы можете сказать о такой эфемерной субстанции, как время?
Ответ: Время, на мой взгляд, это смертельная, неизлечимая болезнь, которая падает на нас в момент рождения и, потому, все мы, соприкоснувшиеся с ним, становимся непременными обитателями огромного хосписа, имя которому - Земля. При этом, почему-то упорно стараемся делать вид, что данное обстоятельство, как бы не касается никого из нас. Более того, мы продолжаем производить на свет себе подобных, неизменно обрекая и их на грядущие моральные испытания подобных заведений. Вероятно, не плохо было бы попросить прощения у них за наш сплошной эгоизм. На самом деле, нам больше пристало проявлять заботу о ближнем, о тех, кто находится подле нас. И уж, во всяком случае, постараться не доставлять им неприятностей связанных с унижением человеческого достоинства. Ведь перед неумолимостью времени - равны все. Истина вполне простая, а вот по настоящему понять и прочувствовать её пришлось только через пять десятков прожитых лет.

Вопрос: Какие, в таком случае, могут быть Ваши рекомендации, типа: "Как нам обустроить Россию?".
Ответ: Вы меня простите, но на такие заявления замахиваться не могу и не буду, хотя мнение своё на эту тему, конечно, имею. Дело в том, что, проживая при советской власти, каждый индивидуум был убеждён ею, что достаточно только перетерпеть некоторое время, а уж потом, в недалёком или не очень отдалённом будущем все станут жить прекрасно. Такая установка определила временность переживаемого момента. А раз всё вокруг временно, значит, как следует и делать-то ничего не надо. Работать можно спустя рукава, так себе, чтобы уже потом, когда настанут обещанные лучшие времена, начать делать всё как следует. Главная надежда переживаемого момента такова, что именно сейчас эта ложная установка потихоньку улетучивается из большинства умных голов наших сограждан. Теперь, наконец, просыпается нужная мысль, а она проста: "Делай каждое дело так, как будто оно последнее в твоей жизни!". Плакат с таким лозунгом я бы рекомендовал повесить в каждой школе нашей страны или показать его разок - другой по телевизору. Вот и всё обустройство.

Вопрос: Что же вместо этого, по-Вашему, нам показывают по телевизору?
Ответ: Вот именно, одну рекламу! Да уж, по поводу рекламы на ТВ можно говорить очень долго, но можно и коротко:

Ты знаешь, дядя, ведь не даром
Нам преподносят с таким жаром
С экрана ОРТ:
Рекламы те - рекламы эти,
Вещают обо всём на Свете…
Достали всех уже!

Вы, конечно, понимаете, что "Света" это собирательный женский образ. Помните дурацкую рекламу, когда одна подруга, вдруг, ни к селу, ни к городу фальшиво произносит: "Меня действительно зовут Света!". Так вот в этот-то образ, как раз и входят знаменитые прокладки, тампоны, гигиенические пакеты, средства, извините, от пота, от перхоти, от засоров, от запаха изо рта, нижнее белье, искусственные ресницы, силиконовые трансплантанты и еще многое такое, что нормальному человеку не всегда представляется возможным встретить в своей жизни.

Вопрос: Выходит, телевидение, как и красота - страшная сила!
Ответ: Конечно, однако, всяк змей страшен по-своему!

Вопрос: Изменились ли Вы за время перестройки?
Ответ: О себе всегда трудно говорить. Вероятно, это время перестроило и меня. Хотя, мне-то кажется, что нет, уж я-то остался таким же добрым и простым. Возможно, это так, но может быть и нет. Все познается в сравнении. Одно наблюдение, в связи с этим, хочу обнародовать. Я до сих пор передвигаюсь по миру на стареньком автомобиле отечественной марки "Копейка", для тех кто не в курсе, это Жигулёнок самого первого выпуска. Вид у него, естественно, соответствует возрасту. Так вот, сидя за рулём такой машины, я очень хорошо ощущаю, как изменились, и нравы, и сами люди, сидящие в пролетающих мимо авто. Теперь, пожалуй, иначе как заносчивой и свирепой их манеру вождения не назовёшь. Волчьи законы воспитывают и волчьи повадки: "Морду вперёд и не оглядываться!". Чем моложе водитель и круче марка, тем отчётливей типаж, независимо от пола. Это очень заметное и, пожалуй, самое пугающее изменение нашего времени. Ведь, когда убивают и грабят на экране телевизора, это, в основном, проходит как бы мимо нашей психики, а на большой дороге - вот она - реальная борьба каждого за сиюминутное место в этой жизни.

Вопрос: Вы не боитесь, что русский язык утрачивает позиции в нашей стране?
Ответ: О нет, думаю, опасения слишком преувеличены. Ведь и после семнадцатого года шла коренная ломка языка, но все эти рабкрины, шкрабы и прочая шелуха со временем исчезли, как кошмарный сон. Так и современная чрезмерная увлеченность английскими терминами и названиями иссякнет. Ведь это понятно, столько лет было запрещено, а тут, вдруг, пожалуйста. Вот и результат. В начале перестройки, когда названия фирм были сплошь иностранными, один мой друг, посоветовал мне как-то по поводу поездки на отдых обратиться в туристическую фирму "Хеба". Оказалось, это он так прочитал рекламу, на иностранный манер - "Нева".
А что касается засилья сленга, так я Вам скажу, каждое новое поколение выбирает себе для общения свой собственный сленг, который так же легко уходит, как и приходит. Вспомните, например, у нас в молодости автобус назывался садильник, девушки - чувихами, и мы не ходили, а канали или хиляли, ну и где эти словечки теперь? В старые теперь уже, советские времена была мода давать современные тогда имена своим детям. Чего стоят только братья - Догнат и Перегнат, это мы так пытались догнать и перегнать Америку во времена Хрущёва. Или вот женское имечко - Даздраперма, так в апофеозе должен был звучать всемирный призыв: "Да здравствует первое мая!". Ну, теперь страсти по этому поводу, кажется, на некоторое время улеглись, так что можно пока спать спокойно, не опасаясь проснуться однажды в иноязычной стране.

Вопрос: Вот Вы часто пытаетесь выражаться в стихотворной форме. Скажите, что, по Вашему, нужно, для сочинения стиха?
Ответ: Бытует общепринятое мнение, что в процессе зарождения и создания стихов основным должно быть чувство. Ну и, разумеется, умение грамотно подобрать нужный ритм и рифму. Я думаю, это не совсем так. Мне кажется, что в этом процессе главное - мысль. Ведь, чувства есть у каждого, даже у животного, а нужная мысль - нет. Кстати, это касается не только написания стихов, но и многого другого.

Вопрос: А быстро ли Вы создаёте свои произведения?
Ответ: Нет, этот процесс достаточно долгий. Замысел, возможно, и возникает быстро, а вот реализация иногда затягивается на абсолютно неопределённое время. У нас, у писателей всегда так, запрягаем скоро, а вот ездим, как раз, медленно. Да и то сказать, куда торопиться, ведь, каждого из нас впереди ожидает сама вечность.

Вопрос: Так, что? Вы собираетесь жить вечно?
Ответ: Это, конечно, может прозвучать довольно нескромно, но пишущие люди, в той или иной степени, всегда могут надеяться на что-то в этом роде, ведь слово, грубо говоря, нетленно. А, вообще-то, о проблеме могу высказаться более определённо. У меня есть такая, возможно, слегка сложноватая, для кого-то мысль. Но, с Вашего позволения, я всё-таки рискну поделиться ею с аудиторией.
Эволюционный, естественный отбор несомненно способствует общему увеличению продолжительности человеческой жизни, ибо, для созидания чего-то нового, каждый раз необходимо пройти немного бoльший путь познания, чем раньше. И так будет всегда. Это, как в высшей математике. Бесконечное приращение очень малых величин заставляет, в конечном итоге, испытывать время от времени экстремальные переходы, казалось бы, философского, мнимого количества в весьма практическое, реальное качество.
Общеизвестно, что средняя продолжительность жизни постепенно увеличивается во всём мире. И это, как раз, связано с увеличением глобального информационного массива. Объективно, человек должен больше времени затратить на учёбу, чтобы, наконец, стать готовым для продвижения постоянно усложняющихся наук вперёд. Вот, в том числе, почему, в более развитом обществе продолжительность жизни выше. А в странах с низким уровнем развития, даже с благополучной экологией, люди долго не живут. Им просто незачем жить долго, так как они вовсе не интересуются новейшей информацией, а, тем более, и не пытаются предпринимать усилий для продвижения общего прогресса. Раз их главная роль продолжения рода выполнена, дальше они миру уже не нужны. И наоборот, если учёный или писатель продолжает прилагать посильные творческие усилия, активно работает над решением научных и общечеловеческих проблем, он живёт, как правило, дольше своих соплеменников, в среднем, конечно. Возьмите, хотя бы, например, Солженицына. Тьфу, тьфу, тьфу, чтоб не сглазить. Пусть и дальше живёт, сколько хочет.
Так что, я советую Вам, если желаете прожить достаточно долго, никогда не успокаивайтесь на достигнутом, продолжайте пытаться творить и прилагать реальные усилия для решения каких-то общих проблем. Подумайте, ведь Вы зачем-то появились на этот свет. Неужели, только для обыкновенного, банального увеличения человеческого сообщества на какое-то время?

Вопрос: У Вас есть друзья?
Ответ: Конечно, но с возрастом их остается всё меньше и меньше. Банально, но, только когда они уходят, понимаешь, насколько они были нам нужны. Многих очень не хватает. Но это жизнь и таково её устройство. Хочу, по-случаю, добрым словом вспомнить здесь Владимира Борисовича Дорошева – это был гениальный конферансье Ленконцерта. Виртуоз импровизации, своего рода речевой джаз на эстраде. Общаться с ним было настоящее удовольствие. Он обожал одесский юмор. Приведу один из его образцов. Вот анекдот от Дорошева:

Лето, стоит жара. В Одессе на Привозе сидит пожилая женщина и, разложив товар, выкрикивает:
– Липке бумага! Липке бумага! Помогает от мух и от дождя!
Останавливается интеллигентный, видимо приезжий человек и говорит:
– Зачем Вы морочите людям голову? Разве липкая бумага может помочь от дождя?
Она смотрит на него с сожалением и произносит:
– А что, от мух она помогает?

Вопрос: В Вашем рассказе, под названием "Параллельные миры" Стас упомянул эти самые миры, вроде бы совсем некстати. Так что же он хотел этим сказать или, вернее, что Вы хотели этим сказать?
Ответ: Дело в том, что, как нам с Вами ни покажется странным, но, по большому счёту, сам того не подозревая, он оказался абсолютно прав в этом утверждении, ибо, земля, вода и воздух - это и есть самые настоящие параллельные миры. Кроме того, человеческая цивилизация, постоянно эволюционируя, непременно создаёт условия и продолжает способствовать множественному разделению миров, ведь теперь, даже в пределах обыкновенной пятиэтажки люди очень часто живут в параллельном измерении, не зная и не желая вникать в дела своих соседей. Более того, если посмотреть объективно, всякий из нас живёт в своём собственном, замкнутом персональном мире, а это значит, что, хоть мы все идём по жизни параллельно, но каждый движется по своему, отдельному, порой весьма эгоистичному пути.
Какой-то грустный конец получился у нашей истории. Давайте-ка лучше вспомним Ивана Сергеевича, из того же рассказа, продолжающего свой отважный полёт на трепещущем красавце - воздушном шаре и представим себе, какие прекрасные картины открываются его взору. И в очередной раз с большим уважением удивимся дерзости отдельных индивидуумов, лучших представителей человеческого рода, упорно преодолевающих барьеры параллельных миров, во все времена.

Здесь можно задать и Ваш вопрос маститому писателю.


   

Продолжение постепенно будет следовать...


< < < < [Предыдущая] cтраница [Главная] cтраница [Следующая] > > > >


Идея, дизайн, реализация, © SDEBOZ Gibrid, 2002- г.

http://www.bridenko.labrab.ru

Я люблю Масяню!!! А Вы?